Русский Выберите язык  Выберите язык

Томенко: Местной власти приходится маневрировать между Левочкиным, Клюевым и другими центрами влияния в ПР

Заместитель председателя Верховной Рады перед началом последней сессии парламента рассказал порталу "Дело" о первых результатах работы в округах, договоренностях между политическими партиями и интригах в среде Партии регионов

Каковы ваши действия на решение Высшего спецсуда по кассации Тимошенко?

Поскольку суд относительно дела Тимошенко закончился прогнозировано, то это дело оставляет поле украинской правовой системы. Будем ждать решения Европейского суда. 28 августа его уже взяли к рассмотрению, и прогнозируется, что в течение одного-двух месяцев оно будет рассмотрено.

Если решение Европейского суда будет в вашу пользу, какими будут ваши дальнейшие действия?

Мы рассматриваем разные варианты и исходим из того, что есть прецедентные дела. Например, азербайджанское дело и еще дела некоторых стран, когда решение имело императивный характер, который предусматривает, что страна обязана исполнить это решение. Если бы такое случилось, это упростило бы нам жизнь. Как элемент страхования нам остается в следующем парламенте сформировать большинство, и через декриминализацию законодательства можно вернуть в политическую жизнь нынешних политзаключенных.

Есть мнение, что большинство в следующем парламенте будет нестабильным из-за мажоритарщиков. Вы уверены в своем большинстве?

Мы сейчас в худшей ситуации, чем власть, потому что в мажоритарной части позже стартовали. Нам нужно было максимально согласовать своих кандидатов. Тем не менее наши социологические исследования говорят, что даже не очень сильные кандидаты от оппозиции при нормальной работе уже показывают свои первые положительные результаты. Если мы правильно построим работу, то за счет мажоритарки можем серьезно усилить свою команду, чтобы иметь 226 голосов. Хотя речь не идет о каком-то фантастическом преимуществе, а о разнице в несколько мандатов с любой стороны.

В ПОИСКАХ ТРЕТЬЕЙ СИЛЫ

Объединенная оппозиция не договорилась о сотрудничестве с партией "УДАР". Теперь на одном округе работают два кандидата от оппозиции. В чем разногласия?

Главная причина в желании Кличко позиционировать себя как новую третью силу. В этих переговорах они избегали большой консолидации политических сил. Видимо, политтехнологи или люди, которые ведут эту политическую партию, считали, что им нужно максимально дистанцироваться не только от власти, но и от оппозиции. Поэтому характер переговорных процессов показывал, что это практически невозможно. Второй момент невозможности состоит в том, что "УДАР" не готов подписывать с нами план работы на следующую сессию Верховной Рады, потому что это выглядит слишком радикально-оппозиционно. Например, голосование за закон об импичменте президента, начале отзыва президента Украины с должности и много других подобных вопросов не отвечают политической ментальности этой силы. Тактически я не исключаю продолжения переговоров в сентябре-октябре — если мы будем видеть, что конкуренция между нашими кандидатами будет способствовать победе кандидата от власти, тогда необходимо будет согласовать единого кандидата. Это касается Киева и Киевской области, где "УДАР" достаточно популярен.

Из вашей среды вышла и лидер партии "Украина — Вперед!" Наталья Королевская. Она тоже позиционирует себя как третья сила. Вы можете рассчитывать на ее поддержку в будущем парламенте, если она туда пройдет?

Наталья Королевская — это скорее вторая сила, чем третья. Это запасной вариант для Рината Ахметова и группы других серьезных бизнесменов, которые не имели возможности провести своих людей через Партию регионов. То есть они подстраховали себя, и через такой либеральный проект завели своих людей, чтобы в случае успешного результата иметь возможность страховать себя и свой бизнес в будущем парламенте. Это чисто технологический проект и идеологически он ничего общего с нами не имеет, поэтому мы не рассматриваем какие-то союзнические действия. Я считаю, что этот проект уже достиг своей максимальной точки популярности и теперь пойдет вниз. Специфика в том, что когда при максимальной телевизионной и внешней рекламе люди не знают, кто это, то идет подъем рейтинга. Сейчас, когда стало известно, кто в списке и кем поддерживается, началось постепенное падение. Надо помнить, что большая часть нынешних сторонников "Украина — Вперед!" — это эмоциональный, не идеологический избиратель, поэтому, по моим прогнозам, у них невысокая вероятность попадания в парламент.

Кто консультирует "Украина — Вперед!"?

Это российская группа. Она работала до этого на Сергея Тигипко. По-моему, просчет их в том, что непонятна миссия этого проекта. Сначала он задумывался как более радикальный проект по спасению Тимошенко, но он не был реализован. Тогда от радикально-оппозиционной риторики этот проект перешел в либеральный, который защищает малый и средний бизнес. А теперь это просто проект новых людей, которые спасут страну. Это смесь команды Озимого поколения и частично Женщин за будущее. Иначе говоря — виртуальный проект, где содержательных месседжей практически нет, а есть красивая оболочка. Тем более привлечение Шевченко и младшего Ступки подтверждает, что это чисто технологичная штука. В Украине у нас был только один случай, когда подобная партия попала в парламент — это партия Зеленых Украины. Мы уже видели много красивых проектов, но ни один из них не смог преодолеть 3%.

Во время избирательной кампании вы допускаете сотрудничество с Королевской против фальсификаций?

Мы можем допускать на региональном уровне сотрудничество по защите результатов выборов, потому что здесь есть специфика с жеребьевкой. Например, в Черкасской области окружной комиссией руководят татарин, россиянин, а еще несколько человек не удалось найти вообще. Но дело не в национальности, а в том, что они представляют такие экзотические партии, которые мало кому известны вообще. И вот путем удивительной жеребьевки они стали руководителями окружной комиссии. Такая ситуация вызывает подозрения и в части защиты результатов выборов. Но в то же время партия Королевской заинтересована в правильном подсчете голосов, потому что они вложили в проект фантастические деньги, и в этом смысле (подсчет голосов) они наши союзники.

О каких суммах идет речь?

Если брать три месяца до 30 июля (официального начала избирательной кампании. — Ред.), то по объему рекламы Наталья Королевская на первом месте с большим отрывом по финансированию. По оценкам экспертов, речь идет о десятках миллионов долларов.

Если представители крупного капитала из Партии регионов создают такие проекты, то внутри, наверное, происходят нездоровые процессы?

После долгой борьбы и конфликтов реальным руководителем штаба снова стал Андрей Клюев. В этой среде имеет место латентный избирательный конфликт. Выборы у них финансируются многоканально через богатых людей и по спискам, и по округам, и это немалые деньги. Партийные коллизии всплывают и непосредственно на округах. Например, я приехал из Львовской области, где во многих округах от Партии регионов идут два кандидата: один от Клюева и один от Левочкина.

А причем тут Левочкин, если съезд утвердил список?

Левочкину поручили максимально обеспечивать международное признание результатов выборов, текущую работу президента и "обескровили" по списку. Чтобы сохранить влияние, он вынужден инвестировать в своих самовыдвиженцев, чтобы иметь хотя бы незначительную группу подстраховки в парламенте.

А как главы администраций могут обеспечить поддержку нескольким кандидатам от власти?

У них очень серьезные процессы происходят на областном уровне. Главам областных администраций приходится маневрировать между Левочкиным, Клюевым и другими центрами влияния в Партии регионов. Кроме этого, они набрались дополнительных финансовых обязательств, и теперь возникают ситуации, когда три или четыре кандидата идут с поддержкой админресурса. Поэтому в большинстве округов минимум три кандидата утверждают, что они с властью договорились и идут под ее прикрытием.

Такая ситуация увеличивает ваши шансы на победу. Вы как-то используете это?

Для нас это хорошая информация, потому что электоральная геометрия очень простая. Если вы попадаете правильно в свою идеологическую или социальную группу, то 18-20% вам будет достаточно для победы. Таким образом, вам не столько нужно бороться с врагами, сколько убедить своих, что мы — правильные кандидаты. Сегодня у гречкосеятелей и у тех, кто разносит деньги, большая конкуренция. Они действуют одним методом и боятся встречаться с людьми, а если и приходят на встречу, то это согнали бюджетников и эффект от этого очень небольшой.

ОППОЗИЦИЯ ДЕЛАЕТ СТАВКУ НА НАБЛЮДАТЕЛЕЙ, А НЕ НА ВИДЕОКАМЕРЫ

Новый закон о выборах сможет вас защитить?

Я всегда говорил, что это меньшее зло. Я не голосовал за этот закон. В нем есть много слабых мест. Например, молодые партии вне парламента, типа партии Кличко, которые выступили против формирования окружных избирательных комиссий только парламентскими партиями, очень сильно подыграли власти. И теперь возникает ситуация, когда "регионалы" помогли зарегистрировать минимум десяток партий. Они не будут вести избирательную кампанию, но через них будут заводить людей в комиссии. Таким образом власть будет иметь большинство голосов. Таких технологических проколов достаточно много. Вместе с тем позитивным есть то, что не будет снятия с регистрации кандидатов, потому что снимали бы только наших кандидатов. Очень важно возвращение нормы об обязательности кворума, потому что на местных выборах можно было принимать решение без кворума. И пятилетний срок сохранения документации без досрочного уничтожения с возможностью открытия криминальных дел через три-четыре года за фальсификации. Это инструмент положительного давления на членов комиссии исполнять не приказы, а закон.

Видеокамеры на избирательных участках помогут избежать фальсификаций при голосовании и подсчете голосов?

Это абсолютно не поможет. Мы предлагали внести в этот закон поправку, чтобы была не возможность, а обязательство видеонаблюдения за подсчетом голосов, но этого никто не учел. Сейчас это выписано так, что если местная комиссия обратится к Центральной избирательной комиссии, а Центральная избирательная комиссия еще куда-то и еще куда-то, то возможно, и будут снимать подсчет голосов. Закон просто предусматривает наблюдение за текущим ходом дня голосования. Представьте, что может снять камера на избирательном участке, видимость которой, согласно технической документации, 1,5-2 метра, а минимальная площадь участка 50 кв. метров. Она может только мутно зафиксировать драку или если кто-то вынесет мешок с бюллетенями.

Но главная цель видеонаблюдения — обеспечить прозрачность выборов, чтобы никто не сказал, что были фальсификации?

Сегодня ни для кого не секрет, что главные фальсификации производятся, когда идет подсчет голосов и когда перевозят бюллетени с избирательного участка в окружную комиссию, там камер точно не будет. На самом деле установка камер предусматривала другие цели. В первую очередь — псевдодемократизм. Продемонстрировать Западу, что выборы прошли честно, как это сделала Россия. Во-вторых, это психологическое давление на людей. Ведь в сельской местности людям говорят, что через камеры можно узнать, кто и как голосовал, а потом не будут пахать огороды, выдавать паи и так далее. Также понятно, что будет иметь место и коррупционная составляющая, поскольку часть денег будет разворована.

Но есть еще и международные наблюдатели, которые будут также следить за ходом избирательной кампании.

У нас есть люди, которые будут встречаться с этими наблюдателями и информировать об избирательном законодательстве. Наши просьбы будут касаться того, чтобы наблюдатели не сидели в Киеве или областных центрах, а были в сельской местности или конфликтных регионах, где традиционно имеют место нарушения. Это важно, потому что у нас все фальсификации — прямые или косвенные, которые тяжело зафиксировать, — проходят в последние часы. В некоторых регионах явка людей за последние два часа растет в геометрической прогрессии. Поэтому традиционное дневное наблюдение в Киеве не дает эффекта.

Перед выборами в оппозиции обсуждалась версия не принимать участия в избирательной кампании, чтобы сорвать этот избирательный процесс. Вы не жалеете, что пошли по этому пути?

Я и Яценюк были сторонниками этой идеи, но некоторые политики, начиная от Анатолия Гриценко, Виталия Кличко… нас раскритиковали. И мы поняли, что ряд политических партий, которые позиционируют себя как оппозиционные, примут участие в выборах. Если бы ключевые партии все-таки отказались от участия в выборах, то можно было бы на это пойти, чтобы создать давление на власть, и Тимошенко принимала бы участие в избирательной кампании. Но консолидации всего оппозиционного лагеря не произошло, и нам пришлось отказаться от этой риторики.


 

Отдохни от политики - посмотри интересные светские новости

 

 

Автор: admin от 04.09.2012
Оценка: 





  
 
  




Вы не можете комментировать!

 

 
Печать | Copyright © 2012, Chernenko Ev. Перепечатка материалов только при наличии активной гиперссылки на vibori.co.ua. | | Контакты
CMS Status-X